Возможен ли допинг в автоспорте


Возможен ли допинг в автоспорте



Президенту Международной автомобильной федерации (ФИА) Максу Мосли даже пришлось выступить на специально созванной пресс-конференции. Просто недоразумение, успокаивал всех англичанин, кто-то что-то перепутал, проверка будет проведена на одном из следующих этапов. «Да и вообще, — заявил Мосли недопускающим возражений тоном, — по свидетельству лучших медицинских экспертов, в настоящее время не существует наркотика, который бы позволял гонщику вести машину быстрее, чем он делает это в нормальном состоянии».

Автогонкам повезло. За более чем столетнюю историю этого вида спорта допинговые скандалы обходили его стороной. Да и то сказать, разве гонщик — настоящий спортсмен? Не пловец, не лыжник, не велосипедист и не бегун, которым приходится затрачивать огромную энергию, проявлять чудеса выносливости. Всего делов-то — сел в кресло, нажал на «газ» и знай только руль покрепче держи. Автоспорт — состязания прежде всего автомобилей, доля автогонщика в окончательном успехе, по признанию трехкратного чемпиона мира Джекки Стюарта, процентов 15-20, не более.

Так ли это на самом деле? «А вы попробуйте пройти полсотни кругов с дюжиной поворотов на каждом, когда боковые перегрузки достигают двух G, а то и более и голову просто отрывает от туловища в каждом вираже! Через месяц ежедневных тренировок посмотритесь в зеркало — готов биться об заклад, шея у вас будет как у метателя молота!» — так в интервью http://buy-autos.ru/ однажды ответил другой многократный чемпион «Ф-1» француз Ален Прост на вопрос о том, почему у него, человека небольшого роста и отнюдь не богатырского сложения, такая могучая шея.

И еще о нагрузках. Как известно, нормальный пульс обычного человека составляет 60 — 80 ударов в минуту. У бегуна-марафонца он может достигать 140 ударов. А знаете, с какой частотой бьется сердце гонщика «Формулы-1» перед стартом, когда никаких физических нагрузок нет вовсе? Около 130! В ходе гонки этот показатель доходит до 170-200.

Не забудем, что гигантское нервное напряжение и серьезные физические перегрузки при происходящих раз в несколько секунд на протяжении двух часов ускорениях, торможениях, прохождении поворотов, пилот переживает не в трусах-майке, а в огнеупорном комбинезоне и тяжелом шлеме на голове. В жару температура в кокпите автомобиля «Ф-1» может достигать 60 градусов, а то и более. Неудивительно, что порой гонщик приходит к финишу совершенно обессиленным, теряя в весе — как показали исследования бельгийских медиков из Льежского университета — до 4 с половиной кило!

Итак, судя по затратам физической и нервной энергии, автогонщики от остальных спортсменов в общем-то отличаются мало. Но тогда, если речь идет о сотнях тысяч долларов призовых, о миллионных контрактах, почему бы не попробовать некий чудодейственный порошок? Ведь успех может принести ничтожная доля секунды. Может быть, стоит попытаться увеличить концентрацию внимания, быстроту реакции и выносливость с помощью химических веществ, столь успешно опробованных на лыжне, беговых и водных дорожках?

Как считает доктор Бениньо Бартолетти, в свое время работавший с гонщиками «Феррари» и раллийной командой «Лянча», наибольший эффект могли бы дать амфетамины, особенно кокаин. Однако они дают очень быстрый, но крайне непродолжительный эффект. Скажем, на этапах чемпионата мира по ралли, проходящих в несколько дней, участникам пришлось бы глотать «колеса» несколько раз, с каждой порцией увеличивая дозу.

Гонка «Формулы-1» скоротечна — всего два часа. Но даже если не принимать во внимание двухчасовые тренировки в пятницу, еще полтора часа и час квалификации в субботу, полчаса разминки воскресным утром, применение допинга в чемпионате мира представляется весьма маловероятным. Дело даже не столько в неприятных последствиях приема амфетаминов (доктор Миллман, психиатр медицинского колледжа Кор-нуэльского университета в Нью-Йорке, в ряду побочных эффектов называет повышенное кровяное давление и психические расстройства, увеличенный риск инсульта и инфаркта), а в том, что существует немало совершенно безвредных и общедоступных веществ, которые помогают преодолевать физическое напряжение. К примеру, тот же доктор Бартолетти охотно пользовал гонщиков раллийной команды черникой — ее ягоды обостряют зрение, минеральными солями, которые заменяют вещества, выходящие с потом, другими питательными продуктами, — скажем, медом.

Чтобы снять излишнюю нервную нагрузку, пилотов повсюду сопровождают врачи — так, колоритный индус в униформе «Феррари» последние три сезона не отходит от Михаэля Шумахера, а Александра Вурца и Джанкарло Физикеллу опекает целая бригада из «бенеттоновского» Центра спортивной подготовки.

И все же время от времени, зачастую под влиянием очередного скандала в одном из олимпийских видов спорта, в кулуарах ФИА, да и среди спортивных журналистов начинаются разговоры о допинге. И тогда кто-то со смехом вспоминает француза Жюля Гу, который 86 лет назад выиграл 500-мильную гонку в Индианаполисе, выпив походу состязания… три литра холодного шампанского. Или — уже менее жизнерадостно — глухие разговоры о бесшабашном Джеймсе Ханте — дескать, чемпион «Формулы-1» 1976 года будто бы баловался «колесами», потому и умер совсем молодым — всего в 46 лет. Или другую темную историю, с подававшим большие надежды американцем Джоном Полом, угодившим в тюрьму за хранение и даже, как будто, распространение наркотиков…

Десять лет назад, после сеульского скандала и «дела Джонсона», трехкратный чемпион мира Нельсон Пике, стремясь оградить «Формулу-1» даже оттени подозрений, предложил своим коллегам и соперникам несколько раз в год добровольно проходить допинг-тесты. С тех пор ни разу ни один из участников чемпионата мира не был уличен в применении допинга. Правда, и список запрещенных препаратов в ФИА значительно короче «олимпийского». Нет в нем, к примеру, ни кофеина (почему бы не выпить чашечку кофе перед стартом?), ни эфедрина (представляете, что такое насморк в закрытом шлеме при скорости за триста?!).

И все же — кто даст гарантию, что в один далеко не прекрасный день химики и фармацевты не изобретут совершенно особенные «колеса» для «Формулы-1»? Вот почему (хотя на «Гран-при Великобритании» в нынешнем июле никакого допингового скандала не случилось) слова мистера Мосли жадно ловили сотни журналистов со всего света: «Я не хочу, чтобы у кого-либо сложилось впечатление, будто ФИА пребывает в благодушном настроении. Пока мы внимательно следим за развитием ситуации и продолжаем проводить тесты на тот случай, если вдруг обнаружится некое волшебное вещество, неизвестное даже Международному олимпийскому комитету. Если такое вещество появится, думаю, мы столкнемся с большой проблемой».

09.02.20112870

»Окружающий мир » Возможен ли допинг в автоспорте




Читайте ранее:
Как просмотреть сразу все открытые окна?

Для удобства работы с несколькими открытыми окнами книги можно расположить их несколькими способами.

Закрыть